Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (02) 2011

Back to issue

Пренебрежение детьми и насилие над детьми. Украинские реалии


Summary

23 мая 2011 г. в конференц-зале киевской психиатрической больницы № 1 состоялся круглый стол на тему «Пренебрежение детьми и насилие над детьми. Украинские реалии». Организаторами данного мероприятия выступили Фонд Рината Ахметова «Развитие Украины» и секция детской психиатрии и психологии Ассоциации психиатров Украины. Предлагаем вашему вниманию текст выступления главы секции детской психиатрии и психологии АПУ О.В. Доленко (г. Запорожье).

Несмотря на то что в последние годы многими общественными организациями предпринимаются усилия по изменению ситуации в детской психиатрии в Украине, вынуждена констатировать, что права психически больных детей в нашей стране по-прежнему нарушены во всех сферах их жизни. Например, детские психиатрические отделения находятся в составе взрослых психиатрических больниц. При этом нередко вообще не учитываются важнейшие детские потребности. И если в любой детской больнице мама по крайней мере, пусть и на полулегальных основаниях, имеет возможность сопровождать своего ребенка до определенного возраста, то, находясь в психиатрическом стационаре, ребенок разлучается с матерью. Возникает вопрос — разве психически больной ребенок, особенно если это ребенок младшего возраста, не в такой же степени нуждается в том, чтобы находиться рядом с матерью в трудный момент, как и любой другой ребенок?

С другой стороны, родители находятся в трудной ситуации, поскольку если они отказываются помещать своего ребенка в психиатрический стационар, справедливо опасаясь ухудшения его психологического состояния, то, как правило, лишаются возможности установления диагноза и оформления при необходимости социального пособия по инвалидности. Хотя специалисты в области детской психиатрии прекрасно знают, что в отличие от других отраслей медицины установление психиатрического диагноза далеко не всегда предполагает пребывание ребенка на стационарной койке.

Подобная дискуссия активно ведется детскими психиатрами в последние годы, однако многие процедуры соблюдения прав детей выходят за рамки детской психиатрии.

Не менее серьезной проблемой сегодняшней жизни детей с нарушениями психического развития является отсутствие возможности адекватного обучения. Мы уже много лет слышим о том, что в системе образования эффективно работает коррекционное обучение. Конечно, среди коррекционных педагогов есть много преданных своей профессии людей, но речь идет о том, что помещение проблемных детей в специальные классы или группы детского сада и уж тем более в интернаты — это не что иное, как их изоляция, пусть и завуалированная необходимостью специального обучения. При этом в действительности, как правило, выясняется, что обучением таких детей в школах занимается обычный учитель без какой-либо специальной квалификации, чьи педагогические возможности ограничены формальной стандартной программой, не учитывающей индивидуальный потенциал детей с самыми разными проблемами развития. Такой учитель, как правило, лишен организационной поддержки, а сам образовательный процесс нередко происходит настолько формально, что никоим образом не стимулирует нарушенное интеллектуальное развитие. Не хочу полностью отвергать систему специализированного обучения детей с тяжелыми психическими расстройствами, но считаю, что родители всегда должны иметь право выбора.

Особую тревогу лично у меня вызывает отсутствие адекватной системы помощи детям, страдающим аутизмом. Увеличение количества детей, страдающих этим, увы, пока неизлечимым заболеванием, в последние годы приобретает масштабный характер, а вопросы их адекватного сопровождения до сих пор не решены, при том что уже существует довольно эффективный опыт по адаптации таких детей у наших зарубежных коллег. Пока что у нас многие аутичные дети вообще оказались вне обучения, а их матери, среди которых немало квалифицированных и образованных людей, вынуждены, бросив работу, находиться со своим ребенком дома в полной изоляции. И это при том, что аутизм относят к спектральному расстройству, то есть дети могут иметь различные варианты интеллектуальных и поведенческих проблем — от тяжелых до едва заметных.

В наше время популярным в педагогической среде стал термин «инклюзия», предполагающий обучение детей с особыми образовательными потребностями среди обычных детей. Однако боюсь, что если к внедрению инклюзивного образования, как всегда, отнесутся формально, то надежды на реализацию права особого ребенка на обучение вновь будут утрачены. Если ребенок с проблемами психического развития будет просто помещен в обычную среду детского сада или школы, где он не будет принят ни детьми, ни их родителями, а педагоги не будут получать профессиональной и организационной поддержки, то это не только не улучшит ситуацию, но и, скорее всего, принесет дополнительные страдания особому ребенку и его семье. Позволю себе заметить, что цель инклюзии — прежде всего формирование толерантного общества, в котором любой ребенок, в том числе и ребенок с особыми потребностями, имеет право на то, чтобы находиться рядом с близкими, посещать детский сад или школу рядом с домом и не вызывать при этом недовольства у окружающих. И что очень важно для такого ребенка — должны быть созданы все необходимые условия для развития его индивидуального потенциала среди сверстников. В таком обществе любая семья, на чью долю выпадет испытание иметь психически больного ребенка, а от этого не застрахован никто из нас, вправе рассчитывать на помощь и поддержку окружающих. Поэтому для начала необходимо через активное информирование населения, через открытое общение специалистов разных ведомств изменить отношение нашего населения к данной проблеме. И только тогда, когда у общества сформируется не только терпимое отношение к особым детям, но и потребность им помогать, найдутся ресурсы, финансовые и организационные, и инклюзия станет развиваться естественным образом.    

 



Back to issue