Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (02) 2013

Back to issue

Классика теории права

Authors: Глузман С.Ф., президент АПУ

Categories: Psychiatry

Sections: Specialist manual

print version

Он пришел ко мне неделю тому назад. Журналист весьма и весьма преклонных лет, всю свою профессиональную жизнь работавший в медицинской прессе, он пришел просить совета и защиты. Прежде не раз он брал у меня интервью на тему психиатрических зло­употреблений в СССР, сегодня пришел с собственной бедой. Давно и серьезно больна дочь. Бывшая жена (у него давно вторая семья) является ее опекуном. Он, уйдя из той семьи еще в советские времена, оставил им прекрасную квартиру, заработанный невеселым журналистским трудом кооператив.

Квартира — рядом с Крещатиком. По нынешним временам — очень дорогая квартира. Он там не живет, у него и второй его жены свое жилье, далеко от центра города. И вот в обычный весенний день ему позвонили. Звонившая дама сразу же представилась, это была чиновница, возглавлявшая опеку над психически больными в данном районе Киева. Обратившись к пожилому журналисту по имени­отчеству, она сделала весьма конкретное предложение. Неприкрыто конкретное, заканчивавшееся словами: «…В ином случае мы найдем вашей дочери другого опекуна!» Журналист, знавший реалии нашего правоприменения досконально, все понял. Поэтому немедленно пришел ко мне. Не в милицию, не в прокуратуру. Именно потому, что давно не имел иллюзий…

Гордое молчание украинской прокуратуры продолжается. Не видит, не слышит, ни во что не вмешивается. Но — существует. Она видна и слышна, когда исполняет волю государеву. Только ее одну. Для того и существует. В стране эпидемия наркозависимости? «Крышеванные» милицией наркопроизводители и торговцы смертью вольготно обогащаются злым промыслом? «Крышеванные» милицией и самой прокуратурой организованные преступные группировки жестко отбирают имущество и недвижимость у одиноких стариков, психически больных и прочих беззащитных граждан Украины?.. Ну и что. Она, око недреманное украинского соблюдения законности, всего этого не знает. Не хочет знать. У нее лишь одна функция: крепко спать, пробуждаясь лишь в одном случае — при необходимости исполнять государеву волю.

Почти каждый день звонят и приходят просители. Очень разные, как правило, небогатые, обиженные судьбой люди, ищущие справедливости. Очень конкретной справедливости: возвращения противозаконно отобранной квартиры; наказания врачей, немотивированно лишивших по суду дееспособности; расследования ситуации, где кто­то грязно подделал завещание… Я отвечаю честно, как в свое время ответил депутат Верховного Совета СССР Николай Амосов политзаключенному Валерию Марченко: «К сожалению, ничем не могу вам помочь». Я действительно не могу им помочь. И утешаю сам себя тем, что мысленно повторяю мудрое замечание классика теории права: «Справедливость — сугубо патетическая категория, к действующему праву отношения не имеет».

Мне хорошо. Я много читал, многое знаю. А они, несчастные, читали меньше. Потому и добиваются справедливости.

 

Статья опубликована на сайте «Левый берег» 15 апреля 2013 г. http://society.lb.ua/position/2013/04/15/196635_klassika_teorii_prava.html?utm_source=lbua&utm_medium=link&utm_campaign=mainfeed



Back to issue