Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Emergency medicine" №1(96), 2019

Back to issue

Burnout syndrome in medical personnel

Authors: Вашадзе Ш., Кекенадзе М.
Батумский государственный университет им. Шота Руставели, г. Батуми, Грузия

Categories: Medicine of emergency

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Проведено вивчення стану медичних працівників. Використані анкетування і психометричний метод. Виконана корекція виявлених порушень здоров’я. Показано, що комплексні рекомендації та їх виконання призводять до поліпшення якості життя медичних працівників.

Проведено изучение состояния медицинских работников. Использованы анкетирование и психометрический метод. Выполнена коррекция выявленных нарушений здоровья. Показано, что комплексные рекомендации и их выполнение приводят к улучшению качества жизни медицинских работников.

Health status and quality of life were studied in medical personnel. Psychometric methods as well as questioning were used. It was proved that comprehensive recommendations and complying with them resulted in an improvement of quality of life in medical personnel.


Keywords

стан здоров’я; якість життя; медичні працівники

состояние здоровья; качество жизни; медицинские работники

health status; quality of life; medical personnel

Введение

Выгорание — это состояние физического, психического и эмоционального истощения человека, вызванного длительным пребыванием в эмоционально перегруженных ситуациях. Данная формулировка близка к пониманию выгорания как синдрома хронической усталости. Вторая модель состоит из эмоционального истощения и деперсонализации, которая проявляется в ухудшении отношения как к другим людям (подчиненным, коллегам), так и к самому себе. Согласно трехкомпонентной модели (Маслоу К. и Джексон С.) выгорание понимается как синдром эмоционального истощения, деперсонализации и редукции своих личных достижений [5, 6].

Актуальность проблемы здоровья медицинских работников обусловлена тем, что качество и эффективность их работы зависят не только от квалификации и материально-технического оснащения, но и от их состояния здоровья [3, 4]. Важность своевременной диагностики или идентификации проблемы, лечения и профилактики синдрома профессионального выгорания медперсонала доказана [6].

Цель работы: оценить состояние здоровья и качество жизни медицинских работников, а также их приверженность к здоровому образу жизни.

Материалы и методы

Клиническое обследование медработников проводилось по специально разработанной схеме синдрома эмоционального выгорания (шкала теста Бойко В.В.).

Результаты

Обследованы 150 медицинских работников г. Батуми в возрасте от 18 до 70 лет. Общий стаж работы в медицине — 27,2 ± 11,6 года.

Стрессогенные факторы выявлены в 42,0 % случаев среди женщин. Из них служебные факторы в группе женщин составили 31,1 %, в группе мужчин — 37,4 %. Медицинские факторы у мужчин были выявлены в 55 % случаев, у женщин — в 33 %. По выраженности психотравмирующего воздействия бытовые факторы относились к умеренным или незначительным, но являлись самыми актуальными для 70 % женщин и 45 % мужчин.

При анализе уровня тревоги и депрессии у пациентов их распределили на 3 группы: у 58 (37,2 %) обнаружили клинически выраженную тревогу, у 48 (30,8 %) — слабо выраженную, у 14 человек (32 %) выявлено отсутствие симптомов тревоги, у 68 % больных отмечались признаки и тревоги, и депрессии. В группе с клинически выраженной тревогой и депрессией средний возраст составил 42 года, в группе с субклиническим уровнем тревоги и депрессии — 32 года, в группе пациентов без признаков тревоги и депрессии — 25 лет. Естественно предположить, что более старший возраст определяет большую возможность появления тревоги и депрессии. В группе мужчин у 72 % были выявлены признаки тревоги и депрессии, причем более половины из них имели высокую степень их выраженности. По нашим данным, чувство страха отмечено у 46 %, тревожное настроение — у 78 %, внутреннее напряжение — у 80 %, бессонница — у 30 %. Трудности сосредоточения и запоминания выявлены у 40 %, общие соматические симптомы (мышечные) — у 42 %, чувствительные симптомы — у 42 %, симптомы со стороны сердечно-сосудистой системы — у 56 %, органов дыхания — у 22 %, желудочно-кишечного тракта — у 22 %, мочеполовой системы — у 46 %, вегетативной нервной системы — у 36 %, сниженное настроение — у 75 %, не соответствующее реальным жизненным обстоятельствам, которое проявляется большую часть дня, практически ежедневно и не менее 2 недель, выраженная утрата интересов — у 85 %, снижение энергии, приводящее к повышенной утомляемости, снижению или утрате активности, — у 78 % человек, затруднение мышления — у 45 %, сниженная способность к сосредоточению и концентрации внимания — у 55 %, сниженная самооценка и неуверенность в себе — у 75 %, идеи виновности и самоуничижения — у 38 %; мрачное и пессимистическое видение будущего — у 72 %, мысли о смерти — у 21 %, суицидальные мысли — у 16 %, снижение аппетита — у 52 %, либидо и активности в целом — у 32 %.

У 59 % медработников выявлен синдром эмоционального выгорания. Почти каждый второй медработник не удовлетворен своей жизнью, а также своим качеством жизни, и только 17 % медиков удовлетворены тем, как сложилась их судьба.

По нашим данным, проведенный анализ выявил, что высокую степень выгорания имеют 45 % врачей, 15 % административных работников и 40 % медсестер; среднюю степень — 47 % врачей и 67 % медсестер; низкую степень — 20 % врачей, 7 % медсестер, 3 % административных работников. Разница в развитии выраженности синдрома выгорания между врачами и медсестрами состоит в том, что у врачей более высокий процент максимально выраженной степени выгорания, чем у медсестер.

Установлено, что мужчины являются более чувствительными к воздействию стресса в тех ситуациях, которые требуют от них демонстрации истинно мужских качеств, таких как физические данные, мужская отвага, эмоциональная сдержанность, демонстрация своих достижений в работе. Анализ полученных результатов показал, что у мужчин более высокие показатели по деперсонализации (80 %), а у женщин — по эмоциональному истощению (67 %). Это может быть связано с тем, что у мужчин преобладают инструментальные ценности, женщины же более эмоционально отзывчивы, и у них меньше развито чувство отчуждения от своих пациентов.

Выводы

У медицинских работников выявлена зависимость от стажа работы в здравоохранении. Социальные продуктивность и активность при легкой депрессии снижаются; при умеренной отмечаются значительные трудности в выполнении социальных обязанностей, домашних дел, в продолжении работы; при тяжелой деятельность крайне ограниченна. На основании полученных данных возможно научное обоснование обеспечения превентивных мероприятий по борьбе с выгоранием с задействованием соответствующих служб, апробированных во многих странах кабинетов социально-психологической помощи.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.


Bibliography

1. Профессиональная патология: Национальное руководство / Под ред. Н.Ф. Измерова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. — 784 с.

2. Педагогика: Учебно-методическое пособие для студентов медицинских специальностей / А.С. Татров, М.Р. Абаева, Р.Р. Аветисян, Р.Р. Датиева. — М.: Академия естествознания, 2010. — 180 с.

3. Саблина Т.А., Бутенко Т.В. Синдром профессионального выгорания средних медицинских работников // Медицинская сестра. — 2011. — № 2. — С. 22-25.

4. Bianchi R., Boffy C., Hingray C., Truchot D., Laurent E. Comparative symptomatology of burnout and depression // Journal of Health Psychology. — 2013. — 18(6). — Р. 782-787.

5. Shirom A., Melamed S. Does burnout affect physical health? A review of the evidence // A.S.G. Antoniou, C.L. Cooper (еds.). Research companion to organizational health psychology. — Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2005. — Р. 599-622.

6. Kraft U. Burned Out // Scientific American Mind. — June/July 2006. — Р. 28-33.


Back to issue