Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (01) 2012

Back to issue

Проблемы психиатрической медицинской службы: точка зрения специалиста Продолжение беседы с исполнительным секретарем Ассоциации психиатрических медицинских сестер Украины Е.С. Каретной

— Елена Степановна, во время предыдущей нашей беседы мы рассчитывали на то, что публикация интервью вызовет интерес, и надеялись на отзывы читателей (интервью было опубликовано в газете «Новости медицины и фармации» № 21–22, 2011. — Прим. ред.). Ведь о медсестринстве у нас в стране практически не пишут и не говорят, как будто не существует такой профессии и составляющих ее нескольких сот тысяч женщин. К сожалению, обратной связи мы пока не получили. Как вы думаете, почему?

— Уверена, что могу ответить на ваш вопрос точно. Во-первых, вашу газету читают врачи — это специализированное издание для них, а медицинские сестры доступа к ней не имеют. Второе: система отношений в советском здравоохранении, как и система в украинской медицинской практике сегодня, жестко лишала медсестер собственного мнения и собственного голоса. Преодолеть эту привычку молчать, «не высовываться» очень трудно.

— Понимаю ваши аргументы. Но делать что-то необходимо. Тем более сейчас, когда начинается период реформы.

— А вы видели когда-нибудь в списках многочисленных рабочих групп по реформированию системы социальной помощи и здравоохранения хоть одного представителя медсестринства? А по поводу того, что делать, вопрос вообще-то не ко мне. На него должны ответить высшие руководители системы. Хотят ли они, чтобы в стране работали высококвалифицированные и эффективные медицинские сестры, а не бессловесные машины? Заверяю вас, мы не глупее наших английских, голландских и польских коллег. По-видимому, основные проблемы — менеджмент профессии и образование.

— И все-таки на каком-то этапе общественной жизни СССР ваша профессия была востребована. Что изменилось с тех пор?

— Многое изменилось. И отношение многих молодых людей к знаниям, и отношение к труду. И, это очень важно, отношение к деньгам. Раньше у советского специалиста не было альтернативы — бери 1,5 ставки, это твой максимум. Сегодня легкие и нечестные деньги «дразнят» человека. Да и в соседних странах труд медсестры оплачивается много лучше. Еще один аспект: мы узнали много об окружающем нас мире, о подготовке и условиях тру-
да профессионалов в других странах.
А у нас техникумы переименовали в колледжи. Вот и все изменения… Система подготовки осталась прежней, будущую медсестру не учат самостоятельно думать. А специализации, в том числе и по психиатрии, вообще не существует.

— Вы можете выделить что-то главное в отсутствии изме­нений?

— Да, могу. Главное препятствие — отсутствие политической воли у руководителей системы. Остальное, новые программы и т.п., не проблема.

— Но ведь в условиях сегодняшнего дня что-то возможно сделать или все-таки нет?

— Да, возможно. Многие руководители психиатрических больниц и профильных интернатов это делают. Не ожидая повелений или разрешений от самого высокого ведомственного начальства, они приглашают «модернизированных» специалистов (такие есть в Украине, хотя их очень-очень мало) и проводят реальное переобучение среднего медицинского пер­сонала своих учреждений. И выдают соответствующие сертификаты. Я, кстати, также участвую в этой программе. Даже литература, переведенная для этой цели с английского языка, есть.

— Елена Степановна, скажите откровенно, вы не сожалеете, что выбрали именно эту профессию, тяжелую работу медсестрой в психиатрической системе?

— Не представляю себя на другом месте. Мне кажется, не смогла бы работать в другой области медицины. Люблю своих пациентов, многие узнают меня и сейчас, хотя в остром отделении не работаю уже 12 лет. Это как семья, все друг друга знают, понимают проблемы. И сегодня не устаю помогать решать проблемы наших пациентов. От этого становится хорошо, чувствую удовлетворение от того, что делаю вот уже почти 40 лет.

— Хотите что-то сказать нашим читателям?

— Хотелось бы, чтобы врачи видели в медицинской сестре не только исполнителя, но и инициативного профессионала, партнера. Давайте вместе эффективно помогать нашим пациентам, и от этого выиграют все. Мы, в свою очередь, готовы обучать других медицинских сестер, чтобы они могли соответствовать требованиям медицины сегодняшнего дня. Хотелось бы, чтобы атмосфера, в которой работают медсестры, способствовала осознанию ими важности своей работы и они чувствовали бы уважение от всех своих коллег. А этого можно добиться только тогда, когда есть знания, умения, опыт и любовь к своей работе. Тогда, когда постоянно поддерживается надлежащий профессиональный уровень, поощряется стремление узнать новое. То есть — учиться, учиться и учиться.

— Спасибо.

Беседовала
Наталия Куприненко

Комментарий специалиста

Совсем не так давно, уже в XXI веке, я попросил милую даму из соответствующего подразделения украинского Министерства здравоохранения сообщить количество медицинских сестер, работающих в психиатрической системе МЗ. Ответ был прост: «Не знаю, таких статистических данных мы не собираем!» Приблизительно такой же ответ я получил в Министерстве труда и социальной политики, где практически вся система психиатрических интернатов держится на медицинских сестрах. Десятки тысяч медицинских сестер работают в психиатрии, но… они не интерес­ны государству, их работодателю.

Началась реформа системы. И медицинской, и социальной. Но ни разу ни в одном документе о реформе или в комментарии ничего о роли медицинской сестры. Как будто этих сотен тысяч женщин не существует…

Спасибо вам, «Новости медицины и фармации». Вы — единственные, пожелавшие начать разговор на эту тему. Пока — монолог. Очень хочу, чтобы постепенно возник и диалог. Нормальный цивилизованный диалог между руководителями системы и медицинскими сестрами. Не будет диалога — какая уж тут эффективная реформа. 

С.Ф. ГЛУЗМАН, врач-психиатр, президент Ассоциации психиатров Украины



Back to issue